История Мариупольского журналиста, которому удалось эвакуироваться в Запорожье

В Запорожье продолжают приезжать эвакуационные колонны из Мариуполя и оккупированных городов и сел Запорожской области. Уже город принял более ста тысяч переселенцев. Некоторые из них остались в Запорожье, а некоторые уехали подальше от боевых действий. Больше на zaporizhzhia.one.

У каждого переселенца своя история. В Запорожье из Мариуполя прибыл 37-летний Александр, работавший в родном городе журналистом. Он в оккупации провел больше месяца. Свою историю он рассказал изданию ZMINA.

Александр работал на одном из местных телеканалов видеооператором. Он 24 февраля проснулся от уведомлений в рабочем чате. Кто-то из коллег написал, что началась война. Но мужчина снова лег спать, поскольку еще не прозвенел будильник. Поскольку снова уснуть уже не смог, то пересмотрел все новости и пообщался по телефону с дочерью, проживавшей с его бывшей женой в другой части Мариуполя.

На работе он работал, как обычно, снимали сюжет, но уже об очередях людей, которые были во все магазины, банкоматы, аптеки и т.д.

Жизнь в оккупации

На следующий день в редакции было принято решение, что они не будут работать. Александр жил в деревне недалеко от Мариуполя.

Уже с понедельника русские военные начали из артиллерии обстреливать деревню, не было света, воды и т.д. Поэтому Александр пошел к родителям, потому что там был твердотопливный котел.

“Да, у нас не было, нет и еще полгода по меньшей мере не будет электричества, воды в кране, газа, но в нашем поселке почти в каждом дворе есть туалет, у нас есть твердотопливные котлы и колодцы. В 150 метрах от моего дома был самый близкий. То есть можно было набрать питьевой воды, греть воду, мыться, готовить пищу”, – рассказывает герой.

Через некоторое время мимо дома начала проезжать вражеская техника. Уже через несколько дней село было оккупировано. Враги сделали базу в местной школе, потому что она была самым большим зданием в населенном пункте. В то же время там пряталось много местных от обстрелов.

“Военные заходили практически во все дома, но если в доме кто-то живет, они эти дома не трогали. Сказали написать на заборе или на воротах, которые живут люди, тогда они не заходили”, – рассказывает Александр.

А в заброшенных домах оккупанты поселялись. Александр говорит, что российские военные не грабили и не совершали насильственных действий по отношению к местным. Ибо им рассказывали, что здесь над людьми и так издеваются.

Сначала люди жили и ели продукты, которые запасли в погребе, бывало, что оккупанты отдавали свои сухпайки. Также люди делились всем необходимым.

А по подсчетам Александра, за время боевых действий в деревне погибли 15 человек. Большинство из них во время бомбежек в школе как бы украинскими военными. Потому что там были оккупанты и кто-то работал корректировщиком огня. После этого случая оккупанты начали активно обыскивать дома местных.

Все время Александр думал, что выехать на подконтрольную Украине территорию, но не мог, там хотел найти дочь. Он пять недель не был на связи с ребенком.

“Дочь нашей знакомой уехала из Мариуполя в Россию, и потом знакомая сообщила, что мой ребенок может находиться в оккупированном Тельманово. Мы с моей мамой сели в машину знакомого – многие люди в поселке просто ездили в соседние, давно оккупированные, населенные пункты и покупали продукты и лекарства по спискам – и поехали туда”, – рассказывает мужчина.

Там он зашел в сельсовет, чтобы взять списки выехавших из Мариуполя. Таких списков там не было. Работница заведения раздала фай-фай, и тогда Александр связался через вайбера с дочерью и узнал, что их вывезли в Ростов.

Впоследствии он за мамой поехал в Донецк, чтобы купить лекарство. По пути на блокпостах их остановили и начали обыскивать, спрашивали, кем работал. Александр сказал, что был журналистом.

“Мне и маме сказали остаться и пройти процедуру фильтрации. Водитель ее уже на тот момент имел, потому поехал дальше. Мы стали в очередь – были 235-е. В этой очереди стояли семьи: мужчины, дети, женщины, бабушки и дедушки. Через пять часов «фильтрацию» прошли людей 70-80. Наш водитель уже успел вернуться», – говорит Александр.

Там фотографировали людей, снимали отпечатки пальцев для получения биометрического загранпаспорта. Говорили, что это нужно, чтобы уехать в Донецк.

Люди на этих постах в очередях проводили несколько дней. Оккупанты пересматривали соцсети и задавали вопросы. После прохождения этого каждому выдавали талончики.

Поездка в Запорожье

Когда у Александра появилась возможность зайти в рабочий чат, он увидел, что некоторые уехали в Запорожье.

Герой не хотел жить в «ДНР», поэтому решил уехать в Запорожье. Его отец не захотел ехать, а мама сказала, что приедет, когда сын устроится. Может, за это время уговорит невестку вывезти внучку. Александр договорился уехать вместе с соседями. Уже в четверг, 7 апреля, они уехали из поселка.

На каждом блокпосту проверяли документы и татуировки. На одном из блокпостов узнали, что мужчина журналист и начали спрашивать, не снимал ли он в зоне боевых действий, видео о «сепарах» и т.д. он сказал, что создает сюжеты о проблемах города.

В субботу им удалось добраться до Запорожья. Там им помогли волонтеры с ночевкой и тд. В дальнейшем Александр надеется унести своих родителей в более безопасное место.

More from author

Устройство ленточного фундамента в Запорожье: куда обратиться?

Каждый, кто собирается строить дом или любой другой объект, должен решить, какой вид фундамента выбрать. Фундамент дома играет едва ли не важнейшую роль в...

Триумфаторы Олимпиад и Паралимпиад из Запорожья

Помимо всех своих заслуг, Запорожье является «столицей игровых видов спорта». Развитая спортивная инфраструктура позволяет с самого детства воспитывать победителей, которые потом с честью представляют...

Библиотеки Запорожья – от пыльных полок до дизайнерского интерьера

Хранящие воспоминания прошлого библиотеки сейчас превратились для нас в нечто чужое. Нам сложно представить себя читающими книги не дома (а некоторым сложно представить себя...